Как немецкие войска наступали на Ямполь в сентябре 1941-го (часть вторая)

К вниманию читателей Ямполь.INFO вторая часть рассказа о наступлении немецких войск на Ямполь осенью 1941 года. Кроме детального рассказа, вы найдёте в этой статье и уникальные карты и военные фотографии, которые были сделаны в Ямполе.

Мы специально не ограничивались рассказом о военных действиях в районе Ямполя, что бы читатели могли узнать дальнейшую судьбу 141 танковой бригады, которая ценой больших потерь защищала наш край в начале Второй мировой войны.  

Попытки отбить село Вовна 21 сентября 1941 г.

В 11.00 21 сентября 1941 г. после сильной 30-минутной артподготовки 141-й мотострелковый батальон при поддержке 3 танков 1-го танкового батальона перешел в контрнаступление в направлении юго-западной окраины Вовны. По свидетельству штаба 141-й ТБр, соседи мотострелков – 635-й и 886-й стрелковые полки – сразу в атаку не пошли и мотострелков не поддержали, а потому первоначально мотострелковый батальон успеха не имел.

Отбив контратаку слева, с высоты 170,3, с 13.00 ударом с юга мотострелки при поддержке 3 танков все же завязали бой против 3-го батальона 71-го моторизованного полка на юго-западной окраине Вовны . В 13.15 штабом 29-й МД отмечен их выход в западную часть села. Атаковавший слева 886-й стрелковый полк успеха во взятии деревень Гудовщина и Лунев не имел, правее 635-й стрелковый полк смог лишь достичь восточной окраины Вовны, после чего, понеся большие потери под сильным пулеметным и минометным огнем с окраин села, отошел на рубеж в 200 метрах восточнее Вовны. К 16.00 во всей 143-й стрелковой дивизии осталось всего 300 активных штыков, таким образом, наступательные возможности этой дивизии оказались практически исчерпаны.

В 15.00 началась контратака 4 рот из 5 29-го мотоциклетного батальона (прим. – 2-я рота была задействована у Шатрищ), усиленных 3-й ротой 29-го противотанкового дивизиона, и в 17.00 штаб 29-й МД отмечает восстановление положения 3-го батальона 71-го моторизованного полка в Вовне.

Штаб 141-й ТБр отметил начало контратаки мотоциклетного батальона на занятую мотострелками юго-западную окраину Вовны лишь в 17.50. Контратака велась от рощи западнее Вовны и от высоты 170,3, с юго-запада. Штаб бригады насчитал до батальона пехоты и 5 танков, за которые, вероятно, принял обычные бронемашины. Во всяком случае, штаб 143-й СД отчитался как раз о 6 бронемашинах, которые ударили из рощи западнее Вовны. По свидетельству штаба 141-й ТБр, огнем мотострелков и 3 танков 1-го ТБ атака пехоты была остановлена, однако бронемашины прорвались в Вовну. В ходе дальнейших боев все 3 танка 1-го танкового батальона были подбиты или сожжены огнем 88-мм зенитных орудий 1-й батареи 12-го зенитного дивизиона, а понесший большие потери мотострелковый батальон, насчитывавший уже не более 120 человек, отошел на южную окраину села .

Всего за день 21 сентября 141-я танковая бригада в боях за Вовну, по подсчетам своего штаба, подбила 4 «танка», уничтожила около 200 немцев, 4 грузовика, 1 штабной автобус, 14 мотоциклов, 3 орудия (1 152-мм и 2 75-мм), 4 миномета, 1 станковый пулемет, захватила 2 станковых пулемета и офицерский планшет с документами.

Потери составили 3 танка 1-го ТБ (2 танка – сгоревшими, 1 танк – подбитым) и 50 человек личного состава (15 – убитыми, 35 – ранеными, в т.ч. погибло 3 и было ранено 5 танкистов).

Все заявленные штабом 141-й танковой бригады 4 подбитых «танка», вероятно, на самом деле бронемашины, т.к. участвовавшие в вечернем бою в Вовне против танков 141-й ТБр 2-я рота и 1 взвод 3-й роты 529-го противотанкового батальона, согласно донесению штаба этого батальона, никаких потерь в людях и технике не понеслиВ то же время все же существует вероятность, что часть этих подбитых «танков» была самоходками Panzerjager I 2-й роты данного батальона, на что косвенно указывает тот факт, что на следующий же день после боевых действий 21 сентября, утром 22 сентября, обескровленная 2-я рота была выведена в Новгород-Северский, где распределила людей и оставшуюся технику по 2 другим ротам и фактически была расформирована.

3-й батальон 141-го танкового полка весь день 21 сентября оставался в обороне развилки дорог у высоты 174,0 О его боевых действиях штаб 141-й ТБр не упоминает. В то же время из донесения штаба 29-й МД известно, что в сумерках 21 сентября в атаке 55-й кавалерийской дивизии с северо-востока на Ямполь участвовало 2 танка, которые могли быть разве что танками БТ 3-го батальона 141-го ТП. Судя по немецкому описанию, танки действовали на участке 87-го кавалерийского полка. Весь день этот полк оставался в обороне у Неплюево к северо-востоку от Ямполя, пока 2 других полка дивизии с 11.00 атаковали на Ямполь с севера, но далее северного берега речки Ивотка продвинуться не смогли. В 17.00 атаковал собственно 87-й кавалерийский полк. К 18.00 полк также вышел к речке Ивотка на участке: железнодорожная будка в 3 км северо-восточнее города Ямполь – высота 148,4, где и был остановлен противником.

Провал атак 22 сентября 1941 г.

К утру 22 сентября 1941 г. в районе села Вовна сложилась следующая обстановка. 141-й мотострелковый батальон продолжал оборонять южную окраину Вовны, сводный взвод 635-го стрелкового полка (51 человек), по данным штаба 143-й СД, занимал восточную окраину села, а позади него на западные скаты высот в 400 метрах восточнее Вовны вышел батальон охраны штаба армии, который прибыл на усиление 143-й стрелковой дивизии. Сосед 635-го полка справа – 800-й стрелковый полк (143-я СД) – занимал деревню Дубровка к северу от Вовны, а сосед мотострелкового батальона слева – 886-й стрелковый полк (298-я СД) – оборонял деревню Залесье к юго-востоку от Вовны. Для поддержки наступления этого полка к утру с участка 55-й кавалерийской дивизии был снят и переброшен под Вовну 3-й батальон 141-го танкового полка с танками БТ .

К 12.00 советские части заняли исходные позиции для очередного контрнаступления на Вовну, в т.ч. 2-я и 3-я роты 141-го МСПБ расположились на южной окраине Вовны, 1-й батальон 886-го СП – позади 3-й роты 141-го МСПБ на юго-восточной окраине Вовны, 2-й батальон 886-го СП – левее 2-й роты 141-го МСПБ. С юга их расположение прикрыла 1-я рота 141-го МСП, занявшая рубеж: высота 165,8 – дорога Вовна – Залесье. 1-й батальон 141-го ТП расположился на западной окраине Новокалиновки для атаки на Вовну с востока, 3-й батальон 141-го ТП встал восточнее деревни Залесье.

Наступление началось в 12.00, однако из-за малочисленности пехоты 635-го СП атаковавшие на Вовну с северо-востока 3 танка (2 КВ-1, 1 Т-34) 1-го ТБ успеха в продвижении не имели.

В 12.30 район Новокалиновки и Теофиловки подвергся удару 12 самолетов противника, затем в 13.00 18 самолетов Ju.87 в сопровождении 2 истребителей атаковали позиции 143-й СД, а в 13.20 они же атаковали командный пункт штаба 141-й ТБр в Новокалиновке, при этом бригада, по предварительным данным, потеряла 2 груженные минами машины сгоревшими и 14 человек (6 – убитыми, 8 – ранеными). В 13.30 те же самолеты атаковали боевые порядки мотострелков и танкистов и в ходе 25-минутного налета, по первоначальным данным штаба бригады, разбили все 3 танка (2 КВ-1, 1 Т-34) 1-го ТБ и 1 танк БТ 3-го ТБ; в бригаде вышло из строя еще 12 человек (7 погибло и 5 было ранено).

По немецким данным, 2 танка (вероятно, оба КВ-1) 1-го ТБ были уничтожены 88-мм орудиями 1-й батареи 12-го зенитного дивизиона, а 3-й танк (вероятно, Т-34) был сначала подбит огнем самоходок Panzerjager I из состава 1-й роты 529-го противотанкового дивизиона (прим. – в Вовне оборонялся только 1 взвод этой роты), а затем добит бомбами Ju.87 .

В тот же день штабом 141-й ТБр в очередном своем донесении была выдвинута несколько иная версия уничтожения 1 из 2 танков КВ-1. Согласно этому донесению, по окончании бомбежки оказавшийся на передовой начальник политотдела 143-й СД батальонный комиссар Чувашкин, приняв танки КВ-1 141-й ТБр за немецкие, крикнул: «Танки противника!», после чего огнем с тыла 2 45-мм орудия ПТО 143-й СД подбили и сожгли 1 танк КВ-1.

Эту версию отчасти подтверждает запись в очередной оперативной сводке штаба 143-й СД, где говорится, что «в 13.10 22.9.41 г. противник открыл по наступающему 635 СП минометный и пулеметный огонь, и при поддержке 2-х танков пехота противника начала контрнаступление в направлении Новокалиновка – Калиновец, но была отбита и 2 танка выведены из строя, из которых 1 танк сгорел».

Ни немецкие броневики, ни «танки» (читай, самоходки) штабом 141-й ТБр в тот день не фиксировались, поддерживавшие 3-й батальон 71-го МП в Вовне 2 взвода 1-й и 3-й рот 529-го противотанкового батальона свои самоходки Panzerjager I в тот день не теряли, и все вместе это указывает на то, что именно 143-я стрелковая дивизия, а конкретно ее начальник политотдела Чувашкин и 2 расчета орудия ПТО оказались повинны в уничтожении как минимум 1 из 2 танков КВ-1 141-й ТБр, которых немецкие штабы в итоге записали на счет своих зенитчиков.

В итоговой версии штаба 141-й танковой бригады в оперативной сводке №24 (на 12.00 23 сентября) об этом печальном инциденте предпочли умолчать, а количество понесенных потерь от авиаудара было снижено до 3 танков (2 КВ-1, 1 Т-34) и 1 машины ГАЗ-АА; точное количество выведенного из строя личного состава не сообщалось.

Как бы то ни было в действительности, но уже до 14.00 1-й танковый батальон потерял все свои 3 танка уничтоженными, после чего и мотострелки, и 635-й стрелковый полк остались без танковой поддержки, что предопределило неуспех их атак.

3-й танковый батальон в составе 5 танков БТ до 15.15 дважды атаковал с юго-востока на юго-западную окраину Вовны, но, ввиду отсутствия поддержки со стороны пехоты 886-го СП, успеха в продвижении не имел. Согласно донесению штаба 141-й ТБр, «пехота 886 СП не наступала за танками и большинство время сидела на позициях». Не упоминает об участии в атаках 3-го танкового батальона пехоты 886-го полка в своих документах и штаб 29-й МД. Первоначально штаб 29-й МД отчитался об уничтожении всех 5 танков 37-мм орудиями ПТО [20, F. 1211]. Позже эти данные были перепроверены, в итоге на счет артиллеристов 37-мм орудий ПТО 3-й роты 29-го противотанкового дивизиона было записано 2 танка БТ, а еще 1 танк БТ – на счет саперов 1-й роты 29-го саперного батальона, на минах которых танк подорвался [20, F. 1338, 1433].

Согласно оперативной сводке штаба 141-й ТБр, в этих 2 атаках было потеряно как раз 3 танка БТ пропавшими без вести («в район сбора не вышли»), еще 1 танк БТ был ранее потерян при авиаударе, единственный уцелевший5-й танк БТ отошел в Залесье.

Всего в крайне неудачном для нее бою 22 сентября 141-я танковая бригада потеряла 7 из 8 участвовавших в атаках танков безвозвратно (2 КВ-1, 1 Т-34, 4 БТ) и 1 автомашину ГАЗ-АА разбитой. Только лишь 141-й танковый полк, по предварительным данным, потерял 9 человек убитыми (из них 1 человек погиб на СПАМе «в результате небрежного отношения к оружию») и 3 человека ранеными, не считая пропавшие без вести экипажи танков БТ. Также в ходе разведки на Дубровку и Гудовщину потеряла 1 мотоцикл (разбит осколками снаряда) 141-я разведывательная рота.

Последние бои за Вовну

Т.к. 141-й мотострелковый батальон по численности сократился до размера усиленной роты, еще 22 сентября 1941 г. 141-й танковой бригаде был подчинен батальон охраны штаба армии, который занял оборону на западной окраине Новокалиновки. Батальон насчитывал 285 человек личного состава, 2 орудия ПТО, 1 миномет и 2 ручных пулемета. Командиром был капитан Метельский. В 1.00 23 сентября 2-я рота этого батальона атаковала на Вовну, однако лишь потеряла 26 человек личного состава. По соседству с ней на Вовну с юго-восточной окраины атаковала стрелковая рота 141-го МСПБ, но также безуспешно. Возможно, что атаки обеих рот произошли в разное время, т.к. капитан Метельский наутро отчитался наверх, что 2-я рота его батальона атаковала «без всякой поддержки».

К утру батальон Метельского оставался в обороне на западной окраине Новокалиновки позади 635-го стрелкового полка. Пополнившись за счет роты связи, 635-й полк в составе 72 активных штыков оборонялся в 500 метрах восточнее Вовны. 141-й мотострелковый батальон оставался на юго-восточной окраине Вовны и насчитывал 120 человек личного состава, 10 минометов и 18 пулеметов. 141-й танковый полк после тяжелых потерь прошедшего дня в составе 6 танков (2 КВ-1, 3 Т-34, 1 БТ) к 8.00 23 сентября сосредоточился в лесу северо-западнее Теофиловки.

День 23 сентября прошел в 141-й танковой бригаде спокойно, без участия в новых атаках. В тот же день штабом АБТУ Брянского фронта была составлена записка о состоянии танкового парка фронта, согласно которой 141-я танковая бригада насчитывала 16 танков (4 КВ-1, 4 Т-34, 8 БТ) и 14 бронемашин (8 БА-10, 6 БА-20) в строю, еще 11 танков (2 КВ-1, 3 Т-34, 6 БТ) требовали среднего ремонта, 11 танков (3 Т-34, 8 БТ) – капремонта, 18 танков (7 Т-34, 11 БТ) составляли безвозвратные потери. Остальные, «забытые» в этой записке, 37 танков (1 КВ-1, 5 Т-34, 31 БТ) 141-й ТБр, надо полагать, были ранее списаны в безвозвратные потери либо убыли в капремонт после боев у Трубчевска и были вычеркнуты из списков 141-й ТБр. Впрочем, если судить по указанному в записке количеству исправных танков, это явно были уже устаревшие данные, не учитывавшие тяжелых потерь в танках 22 сентября.

В 5.30 24 сентября после 10-минутного артналета 143-я стрелковая дивизия при поддержке 207-го корпусного артполка перешла в новое наступление на Вовну. Согласно боевому приказу №25 штаба 143-й СД от 23 сентября 800-й стрелковый полк атаковал на Вовну с севера, 635-й стрелковый полк – с северо-востока, батальон охраны штаба армии – с востока, 141-й мотострелковый батальон – с юго-востока, а 886-й стрелковый полк – с юга. Далее окраин Вовны продвинуться не удалось. К 10.00 остатки 635-го СП и 3-го батальона 800-го СП залегли в 50-100 метрах от северо-восточной окраины села, батальон охраны штаба армии смог лишь достичь восточной окраины, а 2-й и 3-й батальоны 886-го СП вместе с соседними справа 1-й и 3-й ротами 141-го МСПБ увязли в бою на юго-восточной окраине.

Отражению пехотных атак особенно способствовал задействованный в Вовне взвод самоходок Panzerjager I 1-й роты 529-го противотанкового батальона [20, F. 1273]. Штаб 141-й ТБр к 14.00 докладывал, что «перед фронтом батальона [прим. – 141-го МСПБ] два легких танка [прим. – вероятно, Panzerjager Iведут огонь с места, броневик и танкетка курсируют по улице и ведут пулеметный огонь по пехоте. Батальон имеет значительные потери» [37, л. 711]. А уже поздно вечером штаб 141-й ТБр отчитался, что батальон «был остановлен сильным огнем семи танков, расставленных в средине деревни», тем самым завысив раза в 3 реальное количество имевшихся у немцев в Вовне самоходок.

Собственно 141-й танковый полк, насчитывавший к 14.00 8 исправных танков, до 18.00 простоял в резерве в лесу северо-восточнее Теофиловки и в наступлении не участвовал. Лишь в 18.00 по личному приказу члена Военного совета 13-й армии бригадного комиссара Козлова взвод из 3 танков Т-34 – ротного лейтенанта Владимира Фаустова, взводного лейтенанта Николая Мартыненко и курсанта Григория Николаева (механики-водители курсанты Арсентий Грибков, Алексей Пляшков, Николай Тишков, башенные стрелки курсанты Николай Андрианов, Герасим Петухов, Иван Тундыков, радисты курсанты Сергей Герасимов, Иван Кондарев, Алексей Цветков) – 1-го танкового батальона, выйдя к востоку от Вовны в 1500 метрах от позиций 3-го батальона 71-го МП, огнем с места произвел по ним огневой налет. По советским данным, танки уничтожили 1 орудие ПТО, 1 миномет, 4 станковых пулемета и несколько пехотинцев, за что Козлов тут же на поле боя наградил экипажи часами . Штаб 71-го МП, вероятно, по причине дальнего расстояния насчитал не 3, а 5 танков. Были ли у танкистов хоть какие-то действительные успехи, теперь уже не установить.

В любом случае этот огневой налет наступавшей советской пехоте ровным счетом ничего не дал, т.к. продвижения она уже не имела. К 19.00 так и оставшийся лежать в 100 метрах северо-восточнее Вовны 800-й стрелковый полк потерял 20 человек; остановленный противником у восточной окраины 635-й стрелковый полк потерял 118 человек . Еще 200 человек потерял батальон охраны штаба армии, 50 человек – 886-й стрелковый полк, 9 человек (1 – убитым, 8 – ранеными), 1 ППШ и 4 винтовки разбитыми потерял 141-й мотострелковый батальон. В общей сложности атаковавшие на Вовну советские войска 24 сентября потеряли 397 человек личного состава.

В ночь на 25 сентября 29-я моторизованная дивизия произвела небольшую перегруппировку, сменив 3-й батальон 71-го моторизованного полка в Вовне на 2-й батальон того же полка, а 3-й батальон в свою очередь сменил 2-ю роту 29-го мотоциклетного батальона в деревне Гудовщина. Также в Вовну из Прокоповки в тот день был переброшен взвод Panzerjager I 3-й роты 529-го противотанкового батальона, тем самым усилив противотанковую оборону села. Подход свежих сил в Вовну той же ночью был обнаружен пешими дозорами 141-го мотострелкового батальона и 141-й разведроты. Но, несмотря на наблюдаемый подход подкреплений к противнику, уже в 4.00 25 сентября 143-я стрелковая дивизия с подчиненными частями вновь атаковала на Вовну и вновь безуспешно. В этом ночном бою 141-й мотострелковый батальон потерял еще 9 человек (1 – убитым, 8 – ранеными). Днем батальон продолжал вести боевые действия на южной окраине Вовны, потеряв 3 человека ранеными. Соседний батальон охраны штаба армии потерял 25 человек, а 635-й стрелковый полк – 8 человек. Низкие потери были вызваны такой же низкой численностью вышеуказанных частей. 141-й танковый полк в составе всего лишь 9 исправных танков (7 Т-34, 2 БТ) весь день находился в лесу северо-восточнее Теофиловки и ни в каких боевых действиях не участвовал.

В ночь на 26 сентября с разрешения командования 141-й мотострелковый батальон был отведен с юго-восточной окраины Вовны на 400 метров восточнее, заняв позиции за болотистой лощиной, где уже оборонялся ранее. К 10.00 из ремонта с бригадного СПАМа в городе Середина-Буда вышло еще 8 отремонтированных танков (2 КВ-1, 2 Т-34, 2 БТ-7, 2 БТ-5), которые временно сосредоточились в лесу севернее села Каменка, где были объединены под командованием капитана Ефима Духовного – командира батальона легких танков. Всего, таким образом, танковый парк 141-й ТБр 26 сентября составил 17 исправных танков (2 КВ-1, 9 Т-34, 6 БТ).

В тот же день, 26 сентября, несмотря на все более ранние безуспешные попытки наступления и замеченную перегруппировку 29-й моторизованной дивизии, штаб 13-й армии отдал боевой приказ №078 на возобновление наступления. Около 5.00 27 сентября немцы отметили начало артподготовки, а в 6.30 началось наступление .

Согласно боевому приказу №26 штаба 143-й СД от 26 сентября 800-й стрелковый полк атаковал на Вовну с севера, батальон охраны штаба армии – с северо-востока, 635-й и 886-й стрелковые полки – с востока, а 141-й мотострелковый батальон прикрывал левый фланг и тыл 886-го стрелкового полка. Все вышеуказанные 3 стрелковых полка и стрелковый батальон были весьма малочисленными. Сами немцы насчитали перед собой всего до батальона пехоты. Оборонявшаяся в восточной части Вовны 7-я рота 71-го моторизованного полка за утро успешно отбила все советские атаки, после чего здесь вновь наступило затишье.

Одновременно со 143-й стрелковой дивизией с 6.30 на Шатрищи после артподготовки и залпа дивизиона РС атаковала 298-я стрелковая дивизия. Если судить по немецким документам, в указанное время при поддержке танков 141-й ТБр с севера и северо-востока атаковал на Шатрищи лишь 892-й стрелковый полк, силы которого немцы оценили как до 2 батальонов пехоты. 888-й стрелковый полк атаковал с юга на Шатрищи лишь с 9.00, т.е. с запозданием на 2,5 часа.

Оторвавшись от пехоты 892-го СП, 9-10 танков 141-й ТБр вышли на минное поле, где потеряли 1 танк подорвавшимся на мине, после чего ушли обратно в северном направлении. Следовавшая за танками пехота 892-го полка была остановлена огнем противника в 400-500 метрах от позиций левофланговой 3-й роты 71-го МП и далее продвижения вперед не имела.

Вскоре после этого пехота 892-го СП при поддержке танков 141-й ТБр вновь атаковала позиции 3-й роты 71-го МП (прим. – вероятно, на этот раз одновременно с 888-м стрелковым полком, с 9.00). Сами танкисты успеха в продвижении не имели, однако пехота 892-го СП благодаря неровностям местности около 10.00 пробилась к северу от Шатрищ в западном направлении. Выдвинутые из резерва 71-го моторизованного полка в леса к западу от Шатрищ 2 усиленных взвода 3-го батальона 71-го МП закрыли прорыв, и к 11.40 наступление севернее Шатрищ было окончательно отбито немцами.

По предварительным данным штаба фронта, 141-я танковая бригада в безуспешных атаках 27 сентября потеряла подбитыми всего 2 танка: 1 Т-34 и 1 КВ-1, в т.ч. подбитый КВ-1 своим ходом отошел на СПАМ бригады. Однако проведенная 28 сентября 1-м батальоном 71-го МП разведка обнаружила в лесу в 4 км северо-западнее села Шатрищи 4 уничтоженных танка 141-й ТБр, которые, по предположению штаба 71-го МП, были уничтожены немецкой артиллерией 27 сентября.

Утром 28 сентября на основании боевого распоряжения командующего фронтом штаб 13-й армии передал своим войскам боевое распоряжение на переход к обороне. 141-я танковая бригада согласно этому распоряжению сосредоточилась в лесу в районе сел Степное и Дупликовка в резерве 13-й армии. В тот же день был выведен из-под Вовны из распоряжения штаба 143-й СД и вернулся в состав бригады 141-й мотострелковый батальон. В 17.00 28 сентября последовал боевой приказ №079 штаба армии, в котором 141-й танковой бригаде все так же приказывалось расположиться в резерве армии в лесу севернее Теофиловки, Степного и Дупликовки, а одну роту танков выделить в район южнее Симоновки (ныне в составе с. Дорошовка) «в готовности контратаковать противника по требованию командира 55 КД». Утром 29 сентября последовала директива командующего армией, предписывающая всем дивизиям армии перейти к упорной обороне. 141-я танковая бригада согласно этой директиве должна была готовить к обороне рубеж: Степное – отметка 176,9 – высота 205,4 – Новопокровский. Все танки БТ должны были быть окопаны как на этом рубеже, так и южнее Симоновки в качестве ДОТов. Все остальные танки оставались в качестве ударного резерва командующего армией.

Этой же директивой давались рекомендации для оборудования позиций окапываемых танков БТ: «каждый танковый окоп сделать с двумя аппарельными выходами для возможности внезапной атаки и замаскировать подручным материалом и маск. сетями, огневые позиции танков прикрыть отдельными участками противотанковых минных полей и спотыкачем». Для выполнения данной директивы в распоряжение штаба 141-й ТБр штаб армии выделил инструктора и заградительную группу 275-го армейского инженерного батальона под командой младшего лейтенанта Аропчука.

Согласно показаниям захваченных немцами в плен мотострелков 141-го МСПБ, оборона к западу от Степного была занята 29 сентября. Штаб бригады с 28 сентября расположился в Степном. Всего стрелковые роты 141-го МСПБ насчитывали примерно по 40 человек, т.е. в общей сложности примерно 120 человек.

После всех проведенных боев по состоянию на 30 сентября войска 13-й армии насчитывали 39 танков (3 КВ-1, 21 Т-34, 3 Т-40, 3 Т-26, 9 БТ) и 16 бронемашин (10 БА-10, 6 БА-20) – в строю и 17 танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 2 Т-26, 12 БТ) – в ремонте. Из этого числа все 4 КВ-1 и 21 БТ, вероятно,входили в состав 141-й танковой бригады. Количество танков Т-34, вероятно, осталось то же, как по состоянию на 23-25 сентября, – 10 штук. Бронемашин, вероятно, так же оставалось 14 штук (8 БА-10, 6 БА-20). Всего по состоянию на 30 сентября 141-я танковая бригада насчитывала ориентировочно 35 танков (4 КВ-1, 10 Т-34, 21 БТ) и 14 бронемашин. Остальные танки, возможно, входили в состав 43-го отдельного танкового батальона, о боевом составе которого и каких-либо боевых действиях в составе 13-й армии в сентябре – октябре 1941 г. пока что ничего не известно.

Всего после месяца боев в составе 141-й танковой бригады к 30 сентября осталось не более 35 исправных и неисправных танков из тех 93 танков, с которыми она вступила в бой под Трубчевском. В общей сложности за месяц боевых действий танковый парк 141-й танковой бригады сократился ориентировочно на 58 танков (3 КВ-1, 12 Т-34, 43 БТ), т.е. на 62%. Все эти танки либо были списаны в безвозвратные потери, либо убыли в капремонт.

Начало немецкого наступления

Воцарившееся с 28 сентября 1941 г. на участке 13-й армии затишье продолжалось сравнительно недолго. В 7.00 30 сентября войска немецкого 47-го моторизованного корпуса перешли в запланированное генеральное наступление на Москву, в т.ч. из села Вовна 143-ю стрелковую дивизию атаковал 71-й моторизованный полк 29-й моторизованной дивизии, а из Шатрищ и Гудовщины против 298-й стрелковой дивизии ударила 17-я танковая дивизия. Всего, по советским данным, с запада на Дупликовку в направлении позиций 141-й танковой бригады атаковало до 30 танков и батальон пехоты, еще до 15 танков – со стороны Шатрищ.

Мощным ударом 17-й танковой дивизии оборона 886-го стрелкового полка 298-й стрелковой дивизии была разрезана на 2 части. После этого 886-й полк частью сил вместе со штабом дивизии отошел на север, а понесшие большие потери у Шатрищ 888-й и 892-й стрелковые полки отошли на восток. Прорвав оборону малочисленной 143-й стрелковой дивизии, в 10.15 1-й батальон 71-го моторизованного полка достиг Теофиловки, в 11.15 – западной окраины села Степное. Южнее Степного в 11.00 вышел 63-й моторизованный полк 17-й танковой дивизии. В 12.00 1-й батальон 71-го МП вышел на восточную окраину Степного, обнаружил к востоку от села 15 танков 141-й ТБр и вынужден был перейти к обороне на высотах восточнее села.

Достигший к 12.30 Дупликовки 1-й батальон 39-го танкового полка 17-й танковой дивизии вступил здесь в бой с контратаковавшими его танками 141-й ТБр, для отражения контратаки были подтянуты 88-мм зенитные орудия. В ходе последовавшего затем боя было уничтожено несколько танков 141-й ТБр, в т.ч. 10-я (тяжелая) рота 2-го батальона 40-го МП (17-я ТД) уничтожила 2 танка [22, F. 908; 29]. По советским данным, 141-я танковая бригада контратаковала прорвавшийся в район Дупликовки 1-й батальон 39-го танкового полка (прим. – всего насчитали до 30 танков) лишь в 15.00. Без каких-либо собственных потерь бригада уничтожила 12 танков и 2 орудия ПТО, после чего отошла к хутору Пугачев (2 км севернее Дупликовки). С немецкой стороны такие большие потери в танках не подтверждены.

По свидетельству попавших в плен мотострелков, сдав Степное и Дупликовку, остатки 141-го мотострелкового батальона отступили не в северном, а в восточном направлении. В ходе дальнейшего наступления 29-я моторизованная дивизия до вечера 2 октября захватила в плен 52 солдата 141-го МСПБ.

Несколько танков 141-й ТБр после провала контратак, вероятно, отошли не на север, а на северо-запад, в леса севернее Теофиловки и Степного, где к 14.00 были обнаружены разведкой 2-го батальона 71-го МП. В 15.15 этот батальон с боем выбил пехоту 143-й СД из Новокалиновки, а к 15.35 занял Теофиловку, оттеснив 143-ю стрелковую дивизию на северный берег Бычихи, куда также, вероятно, отошли из лесов у Теофиловки и танки 141-й ТБр.


Тем временем, атаковавшая с 7.00 из города Ямполь в северном направлении против 55-й кавалерийской дивизии, 18-я танковая дивизия форсировала речку Ивот. В 10.55 2-й танковый батальон 18-й танкового полка из состава боевой группы Йолассе достиг Белицы, к 11.28 совместно со 2-й и 3-й ротами 18-го мотоциклетного батальона с боем занял это село, где затем отбил контратаку подчиненной 78-му кавалерийскому полку 55-й кавалерийской дивизии роты легких танков 141-й ТБр, при этом ручной гранатой был уничтожен 1 танк БТ-5; оставшиеся танки ушли в северо-восточном направлении. Плененный в сгоревшем танке раненый младший лейтенант показал, что 78-му кавалерийскому полку были приданы всего 2 танка БТ, а остальные танки его батальона остались стоять в лесу между Ямполем и Белицей и в бою не участвовали.

Продолжая наступление, в 21.00 17-я танковая дивизия частью сил заняла Каменку, а главными силами до поздней ночи вела зачистку местности от остатков окруженных 888-го и 892-го стрелковых полков 298-й стрелковой дивизии. 18-я танковая дивизия вечером 18-м танковым полком достигла деревни Грудская, а главными силами – Журавки (ныне северная часть г. Дружба), где увязла в бою против 121-й стрелковой дивизии. Всего за день 30 сентября одна только 17-я танковая дивизия, по собственным данным, уничтожила 8 советских танков, захватила 1024 пленных и множество других трофеев.

Бои 1-2 октября 1941 г.

По данным штаба Брянского фронта, к 9.00 1 октября 1941 г. 141-я танковая бригада находилась уже в районе села Большая Березка (ныне Великая Березка, 15 км северо-восточнее Дупликовки). Впрочем, утром 1 октября оборонявший Дупликовку 2-й батальон 40-го МП отбил несколько советских контратак, уничтожив при этом 2 танка, которые могли быть разве что из состава 141-й танковой бригады. Еще 9 танков уничтожили танкисты 39-го танкового полка (17-я ТД). Отсюда следует полагать, что танки 141-й ТБр еще утром 1 октября продолжали оставаться к северу от Дупликовки, и в районе Большой Березки могли находиться разве что тылы бригады и ее штаб, но не боевые части.

Отбив все контратаки на Дупликовку, 17-я танковая дивизия 1 октября продолжала вести наступление в северо-восточном направлении через образовавшийся после разгрома 298-й стрелковой дивизии разрыв линии фронта. Слева от нее 29-я моторизованная дивизия развивала наступление через Степное в северном и северо-западном направлениях, оттесняя 143-ю стрелковую дивизию за речку Свига.

В 14.00 1 октября штаб 13-й армии своим боевым приказом №081 поставил 143-й и 298-й стрелковым дивизиям задачу перейти к обороне по речке Свига на участке: Жихов – Красичка – Лукашенков – Чернатское. 141-я танковая бригада согласно этому приказу должна была отойти в тыл позади этих 2 дивизий, расположить свой танковый полк и 141-й мотострелковый батальон на южной опушке леса севернее деревни Макуховщина (ныне не существует, 3,5 км юго-западнее с. Великая Березка), штаб полка расположить в районе Большой Березки, а все тылы сосредоточить в лесу у села Новая Погощь.

Однако для стрелковых дивизий приказ оказался невыполним. 298-я стрелковая дивизия к этому времени была полностью разбита, 888-й и 892-й стрелковые полки вели бой в окружении и отдельными группами выходили к Большой Березке, а штаб дивизии и отдельные подразделения 886-го СП отошли в лес северо-западнее Чернатского, перевалив указанный им рубеж обороны. 635-й стрелковый полк 143-й стрелковой дивизии также вел бой в окружении, а 2 других полка дивизии во 2-й половине дня сдали противнику указанный им приказом №081 рубеж и отошли в лес севернее Макуховщины к 141-й танковой бригаде.

Развивая наступление на никем не прикрытую Середину-Буду, 17-я танковая дивизия атаковала город в 19.00 силами 1-го батальона 39-го танкового полка и 2-го батальона 40-го МП и уже в 20.00 овладела им. По данным штаба 13-й армии, для обороны города Середина-Буда были задействованы находившиеся на СПАМе неисправные танки 141-й ТБр, а также по приказу штаба армии сюда было переброшено 120 человек «истребительной команды под командой капитана Гвозд», однако этих сил не хватило даже для часового боя против немецких пехотного и танкового батальонов [5, л. 63]. Всего за 2 дня наступления (30 сентября и 1 октября) частями 47-го МК было захвачено 9 советских танков, которые могли принадлежать разве что 141-й танковой бригаде. С учетом этих цифр численность 141-й танковой бригады к вечеру 1 октября упала до примерно 26 танков.

В ночь на 2 октября остатки 143-й и 298-й стрелковых дивизий отошли за речку Знобовка и перешли к обороне на ее северном берегу на участке: (иск.) Лесное – Троицкий – южная опушка леса севернее Большой Березки. Отведенная от Большой Березки дальше в тыл 141-я танковая бригада в составе 9 танков прикрывала узлы дорог в районах деревень Новая Погощь, Горожанка, Синчуры (западнее и северо-западнее поселка Суземка). К 3 октября в строю оставалось всего 6 танков (2 КВ-1, 2 Т-34, 2 БТ)].

В тот же день наступавшая с юга 29-я моторизованная дивизия заняла поселок Суземка, после чего батальонами 71-го моторизованного полка перешла к обороне на участке Улица – Суземка, встав заслоном на пути отхода войск 13-й армии на восток [22, F. 935]. Сменившись 143-й стрелковой дивизией, остатки 298-й стрелковой дивизии заняли рубеж обороны Гаврилова Слобода – высота 174,3 к западу от Улицы. К западу, к северо-западу и к северу от Суземки на весьма обширном участке фронта: (иск.) Романовский – Горожанка – Девоцкий – высота 156,7 – Челюскин – заняли оборону переброшенные сюда с восточного берега Десны 2 стрелковых полка 6-й стрелковой дивизии [12, с. 324].

Попытки контрнаступления 13-й армии

В ночь на 3 октября 1941 г. по требованию Ставки ВГК штаб 13-й армии отдал своим войскам боевой приказ №084 на контрнаступление навстречу оперативной группе Ермакова с целью ликвидации образовавшегося большого разрыва линии фронта [12, с. 182]. Главную роль должна была сыграть наиболее боеспособная 6-я стрелковая дивизия, 2 полка которой к 3 октября имели по 600 активных штыков. Для наступления дивизия была усилена 4 танками (2 КВ-1, 2 Т-34) 141-й ТБр, 1-м дивизионом 207-го корпусного артполка и 5-й батареей 50-го гаубичного артполка. За день дивизия должна была отбить Суземку и Улицу, после чего развивать наступление на Зерново в обход Середины-Буды с востока. Имевшая всего до 1000 человек 298-я стрелковая дивизия, усиленная 2 танками БТ 141-й ТБр, должна была занять и прочно оборонять рубеж: южная опушка леса севернее хутора Самсонов – хутор Хлебороб, что в 5 км к северо-западу от Середины-Буды, в готовности атаковать и занять Середину-Буду. Вспомогательный удар на Чернатское с северо-запада наносили 635-й и 800-й стрелковые полки 143-й стрелковой дивизии – всего 1200-1300 человек.

Начало наступления предполагалось на 12.00, однако, вероятно, по причине неготовности частей к наступлению 6-я стрелковая дивизия атаковала на Суземку и Улицу при поддержке 3 дивизионов артиллерии, дивизиона «РС» и танков 141-й ТБр только в 17.30 3 октября. К 19.00 дивизия вела бой на северной окраине Суземки и окраине Улицы. Оборонявшийся в Суземке 2-й батальон 71-го моторизованного полка успешно отбил все атаки 6-й СД на свои позиции с севера, насчитав перед собой не 4, а только 3 танка 141-й ТБр [25, F. 669]. Наступавшая на Середину-Буду малочисленная 298-я стрелковая дивизия продвижения вперед не имела и была остановлена противником к югу от села Гаврилова Слобода. Аналогичным образом провалилось и наступление 143-й стрелковой дивизии

4 октября 141-я танковая бригада исправными танками продолжала поддерживать атаки 6-й стрелковой дивизии на Суземку и производила ремонт неисправных танков в лесу северо-восточнее деревни Улица. К 6.30 3-м батальоном 15-го моторизованного полка (прим. – за ночь сменил здесь 3-й батальон 71-го МП) на высоте 188,7 перед Улицей и 2-м батальоном 71-го моторизованного полка перед Суземкой была отбита 1-я атака 6-й стрелковой дивизии, к 11.30 – 2-я атака на Суземку, а с 15.30 – и 3-я атака. По немецким данным, никаких успехов у 6-й стрелковой дивизии не было, хотя штабом 3-й армии и было заявлено о захвате дивизией северной и северо-западной окраин Суземки.

Несмотря на провал прошедших атак, в тот же день, 4 октября, штаб 13-й армии отдал боевой приказ №085, согласно которому 6-я стрелковая дивизия с 2-м дивизионом 207-го гаубичного артполка, 7-й батареей 50-го гаубичного артполка полка и 141-м танковым полком (без 3 танков) с утра 5 октября должна была повторно атаковать на Суземку и Улицу. 3 танка оставались в резерве штаба армии в деревне Новая Погощь.

С 3.30 до 4.45 5 октября 2-й батальон 71-го МП отбил новую атаку 6-й стрелковой дивизии на Суземку. Вечером тем же нулевым результатом закончилась более подготовленная атака 6-й дивизии с участием танков 141-й ТБр, реактивных минометов и артиллерии. Также днем 5 октября подошедший 511-й пехотный полк 293-й пехотной дивизии (XXXV.AK) сменил в деревне Улица 3-й батальон 15-го моторизованного полка и почти сразу же атаковал на соседнюю Гаврилову Слободу, но нарвался на танки 141-й ТБр и перешел к обороне, после чего теперь уже советская пехота с танками 141-й ТБр атаковала от Гавриловы Слободы, но успеха также не имела, не продвинувшись дальше местности в 2 км юго-восточнее этой деревни.

За день 6 октября все тот же 2-й батальон 71-го МП отбил еще несколько атак 6-й стрелковой дивизии с танками на Суземку, уничтожив при этом 1 танк 141-й ТБр, опознанный как тяжелый (т.е. либо КВ-1, либо Т-34). В 22.30 батальон был сменен частями 293-й пехотной дивизии и убыл в расположение главных сил 29-й моторизованной дивизии [21, F. 670, 732; 22, F. 970]. Завершив смену 29-й дивизии, 7 октября 293-я пехотная дивизия всеми своими силами перешла в наступление против окруженной 13-й армии, но продвижения практически не имела, в т.ч. благодаря участию в этих боях танков 141-й ТБр [27, F. 7326297].

Взятие Негино, прорыв в Хинельские леса

8 октября 1941 г. 293-я пехотная дивизия продолжала вести наступление и, отбив несколько советских контратак северо-восточнее Суземки, за день овладела селом Гаврилова Слобода [27, F. 7326308]. В тот же день, в 14.30, на основании полученной 7 октября директивы №002716 Ставки ВГК штаб 13-й армии отдал войскам боевой приказ на переход армии в 2.00 9 октября всеми силами в наступление для выхода из окружения. Этим приказом танки 141-й ТБр были розданы по 4 стрелковым дивизиям. Усиливаемая 2 танками (1 Т-34, 1 БТ) и большим количеством артиллерии (387-й ГАП, 2-й дивизион 207-го КАП, 7-я батарея 50-го ГАП) 6-я стрелковая дивизия, как и прежде, должна была прорываться через Суземку. Левее нее на участке Майский – Негино должна была прорываться усиливаемая  3 танками (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 БТ) и 462-м корпусным артполком 132-я стрелковая дивизия. Еще дальше к востоку в районе Негино атаковала усиливаемая 3 танками (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-26) и 1-м дивизионом 207-го корпусного артполка 143-я стрелковая дивизия. Следом за ней под прикрытием бронемашин должен был двигаться на автомашинах сводный пехотный батальон 141-й ТБр. Штаб армии с батальоном охраны следовал за 132-й стрелковой дивизией, а непосредственно за штабом армии – 786-й стрелковый полк 155-й стрелковой дивизии с 2 танками (1 Т-34, 1 Т-26).

Во 2-й половине дня 8 октября 13-я армия произвела перегруппировку и подготовку к прорыву внутреннего кольца окружения. В 2.00 9 октября началось наступление. Около 5.00 6-я стрелковая дивизия прорвалась в Суземку, однако уже к 7.00 была отброшена оттуда назад 293-й пехотной дивизией.

Атаковавшие на главном направлении против оборонявшего Негино передового отряда 293-й пехотной дивизии 132-я и 143-я стрелковые дивизии с танками 141-й ТБр имели гораздо больше успехов. По воспоминаниям бывшего командира 132-й СД Бирюзова, его дивизии было придано конкретно 5 танков (2 КВ-1, 3 Т-34) 141-й ТБр, т.е. возможно, что все подчиненные 132-й и 143-й дивизиям танки 141-й ТБр действовали на участке одной только 132-й стрелковой дивизии. Все автомашины с разместившейся в них пехотой и танки впереди построились одной колонной. С началом артподготовки они разогнались на лесной дороге и на большой скорости, почти без потерь преодолев 1 километр от опушки леса до Негино, ворвались в село. Вслед за колонной атаковали из леса и ворвались в Негино основные силы стрелковых полков.

Как позже отчитался штаб 13-й армии, «для противника, занимавшего Негино, атака была неожиданной, и после короткого сопротивления он в панике бежал из Негино, оставил на поле боя большое количество автомашин, орудий, повозок и прочего имущества, которое было уничтожено нашими танками и пехотой» [6, л. 356, 357]. Всего в Негино, согласно наградному листу на Бирюзова, было уничтожено 4 орудия ПТО, 6 грузовиков, захвачено 6 пленных, что несколько опровергает заявленное штабом армии «большое количество автомашин, орудий».

К 10 часам Негино было взято, после чего 132-я стрелковая дивизия ударила дальше на юг, утром заняла деревни Шилинка и Алешковичи, после чего, завершив прорыв внутреннего «кольца», свернулась в предбоевые порядки и ускоренным маршем двинулась на юг [11, с. 58, 59; 27, F. 7326316]. К 13.30 советские части достигли деревни Ефимовичи (10 км юго-восточнее Негино), до 14.15 293-я пехотная дивизия отвела свой правый фланг до Зерново (восточнее г. Середина-Буда), при этом в Суземке оказались в окружении, но продолжали сражаться против 6-й стрелковой дивизии 2 пехотных батальона 293-й ПД.

К вечеру, не встречая более противника, но весь день подвергаясь ударам авиации, 132-я и 143-я стрелковые дивизии, а также 141-я танковая бригада достигли Хинельских лесов в районе села Подлесные (ныне Подлесные Новоселки), где расположились для приведения себя в порядок.

Тем временем для восстановления положения 293-й пехотной дивизии по приказу штаба немецкой 2-й танковой армии из-под Севска были спешно переброшены 1-й и 2-й батальоны 41-го моторизованного полка 10-й моторизованной дивизии (XXIV.Pz.Korp.), которые в 16.20 нанесли удар вдоль дороги Севск – Негино, до 18.30 отбили Негино и соседнюю деревню Устарь, при этом отбили несколько контратак частей 13-й армии, подбили за день 9 октября 1 советский танк и захватили 700 пленных [14, с. 210, 211]; [15, F. 461]; [27, F. 7326316, 7326319]. Танк был опознан немцами как 15-тонный. Возможно, это был БТ-7 .

Чуть южнее ударили переброшенные от Севска 25-й мотоциклетный, 25-й разведывательный батальоны, а также 1-й батальон 119-го моторизованного полка 25-й моторизованной дивизии, им навстречу от Середины-Буды на восток начала контрнаступление 293-я пехотная дивизия, вечером выйдя в 10 километрах восточнее города.

Скованная боями за Суземку, 6-я стрелковая дивизия, по данным штаба 13-й армии, лишь к 18.00 9 октября перегруппировалась от Суземки к Негино, в 2.15 10 октября после 15-минутного огневого налета атаковала в колонном построении, ударом через Негино прорвалась на юг и к исходу дня также вышла в Хинельские леса в районе села Подлесные.

В журнале боевых действий немецкой 2-й танковой армии никаких ночных прорывов из внутреннего кольца окружения не описано, а все атаки на Негино 41-м моторизованным полком были 10 октября отбиты. В тоже время известно, что именно в ночь на 10 октября (к 00.30) на юг, к главным силам 293-й пехотной дивизии, из Суземки прорвались окруженные там 6-й стрелковой дивизией 2 батальона 293-й ПД. Таким образом, если где и был прорыв 6-й стрелковой дивизии из окружения, то именно у оставленной противником Суземки.

С утра 10 октября 293-я пехотная дивизия возобновила контрнаступление в восточном направлении, до вечера вновь заняла деревни Алешковичи и Орлия, а к полуночи, установив контакт с 25-й моторизованной дивизией, зачистила район Орлия, Павловичи, Алешковичи, захватив здесь 1450 пленных. Кольцо вокруг не успевших прорваться в Хинельские леса войск 13-й армии было вновь закрыто [27, F. 7326327, 7326332, 7326336].

Прорыв через дорогу Глухов – Севск

Т.к. в ночь на 10 октября 1941 г. выпал снег, а утром растаял, дороги окончательно пришли в негодность, и штаб 13-й армии на время приостановил дальнейший выход из окружения прорвавшихся в Хинельские леса главных сил армии, а потому лишь передовые отряды армии в тот день вышли из Хинельских лесов к дороге Глухов – Севск на участке Голопузовка – Познятовка. Вечером на этом шоссе танки 141-й ТБр, вероятно, из состава одного из этих отрядов уничтожили 3 автомашины, разгромив одно из подразделений 2-й роты 25-го батальона связи (Infanterie-Divisions-Nachrichten-Abteilung.25) 25-й моторизованной дивизии. Выжившие немцы в одиночку и мелкими группами позже вышли к своим войскам.

Утром 11 октября войска 13-й армии на широком фронте приступили к прорыву через дорогу Глухов – Севск. Согласно отчету штаба армии, 6-я и 143-я стрелковые дивизии, а также 141-я танковая бригада атаковали в районе деревень Десятное (ныне в составе поселка Косицы), Голопузовка (ныне Малая Витичь), Обжи [6, л. 358]. Здесь, на восточной окраине Голопузовки, с вечера 10 октября располагался вещевой обоз 4-й танковой дивизии (16 автомашин, 51 человек личного состава). Около 19.30 10 октября начальник обоза лейтенант Шварцман услышал от шоссе Глухов – Севск огонь пулеметов и выстрелы танкового орудия, однако высланная им в 20.30 разведгруппа показала, что и западная часть Голопузовки и дорога пока еще не были заняты советскими войсками.

С 2.30 до 5.00 11 октября со стороны дороги раздавался слабый ружейно-пулеметный огонь, а в 5.30 из Голопузовки выставленный на мосту через речку Немеда сторожевой пост вещевого обоза (2 человека) услышал голоса: вероятно, именно тогда советская пехота и вошла в Голопузовку. Во время начавшейся следом перестрелки 17 человек вещевого обоза из 51 дезертировали в юго-восточном направлении  [13, F. 1202].

В Голопузовку вошли передовые части 143-й СД – 635-й стрелковый и 287-й артиллерийский полки [44]. К рассвету 143-я стрелковая дивизия полуокружила расположение вещевого обоза на восточной окраине Голопузовки, затем с рассветом обрушила на него ружейно-пулеметный огонь, после чего около 6.30 атаковала с 3 сторон силами примерно 600 человек. Впереди пехоты двигались 2 броневика и 6 грузовиков с установленным в каждом из них станковым пулеметом. Бросив все 16 автомашины (прим. – из них, правда, только у 3 автомашин заводился мотор), личный состав вещевого обоза бежал из Голопузовки и лишь вечером 11 октября в составе 14 человек вышел в расположение немецких войск у Круглой Поляны [13, F. 1202; 30, с. 327].

Всего за день 11 октября вещевой обоз 4-й танковой дивизии потерял 32 человека личного состава (5 – убитыми, 25 – пропавшими без вести, 2 – ранеными, из них 1 человека переехала машина). Из 16 автомашин с имуществом личного состава 4-й ТД 10 грузовиков было сожжено советскими войсками, 2 машины разграблены, 4 – взяты с собой советскими войсками [13, F. 1203, 1204; 30, с. 326, 327].

Штаб 143-й СД отчитался, что дивизия уничтожила до 26 немецких автомашин и некий танк и еще 4 ходовых автомашины захватила, потеряв всего 1 человека убитым. Все 4 трофейные ходовые автомашины были применены в 287-м артполку.

Для ликвидации прорыва войск 13-й армии по шоссе из Севска был переброшен 2-й батальон 10-го моторизованного полка 9-й танковой дивизии, который к 14.40 был введен в бой у Липницы, что севернее села Косицы, но до вечера в боях против советской пехоты (прим. – вероятно, 6-я стрелковая дивизия) смог всего лишь продвинуться на 3 километра к югу от Липницы .

После прорыва через Косицы и Голопузовку до 14.50 11 октября 143-я стрелковая дивизия расположилась на отдых в конечном пункте маршрута – селе Старшее. Во всей дивизии осталась лишь ¼ часть заправки горючего [44]. Дни 12-13 октября прошли в подтягивании отставших подразделений и ожидании прорыва через дорогу Глухов – Севск 132-й стрелковой дивизии, которая частью сил 11-13 октября была скована в неудачных боях за деревню Веселая Калина, понеся там весьма большие потери. Тылы армии с большим количеством автотранспорта и частью артиллерии 12 октября были вновь отрезаны за дорогой Глухов – Севск вышедшим к селу Витичь 2-м батальоном 10-го моторизованного полка и погибли в окружении. Также утром 13 октября поддерживавший 2-й батальон 10-го моторизованного полка 1-й дивизион 146-го артполка 16-й моторизованной дивизии отбил атаку на свои позиции советской разведгруппы с 1 танком, а присоединившийся 13 октября к наступлению 2-го батальона 10-го моторизованного полка, атаковавший от Севска в направлении сел Прилепы и Витичь 41-й моторизованный полк 10-й моторизованной дивизии за день захватил 1 уничтоженный советский танк.

По воспоминаниям местных жителей, для прикрытия отхода колонн 13-й армии через дорогу Глухов – Севск было выделено 2 танка, вероятно, из состава 141-й танковой бригады. 1 танк встал на пригорке в Десятном, где он был подбит немцами (сбита гусеница), однако экипаж оставался внутри танка и после того, как израсходовал весь свой боекомплект. Не добившись от танкистов сдачи в плен, немцы на следующее утро облили танк соляркой и сожгли его вместе с экипажем. Танк так и остался стоять в Десятном до конца войны и уже в 1947 или 1948 году был распилен на металлолом.

2-й танк застрял на переправе через речку у деревни Липница. Его экипаж был пленен немцами, раздет до белья и в таком виде расстрелян немцами недалеко от моста. Позже немцы вытащили этот танк из реки, перекрасили его в желтый цвет, и до 1943 г. танк находился в распоряжении полицаев в деревне Курганка.

Бой за Тепловку 14 октября 1941 г.

На рассвете 14 октября 1941 г. все успевшие пробиться из внутреннего кольца окружения войска 13-й армии возобновили движение в восточном направлении. В 5.00 6-я стрелковая дивизия атаковала в Хомутовке и разбила кавалерийский эскадрон 134-й пехотной дивизии (XXXIV.AK), захватив всех его лошадей, после чего к 12.30 взяла Михалевку, захватив в ней застрявшие в грязи орудия 5-й батареи 134-го артполка, отбила контратаки на деревню срочно переброшенного сюда передового батальона 466-го пехотного полка и к вечеру окружила в Стрекаловке 1 батальон 445-го пехотного полка (134-я ПД).

Оборонявшиеся в Гламаздино 2 других батальона 445-го пехотного полка в 9.15 обнаружили севернее села двигавшиеся на восток главные силы 13-й армии, первоначально насчитав 4 батальона пехоты и 66 автомашин, которые затем повернули на Тепловку, завершив окружение обоих батальонов в Гламаздино [23, F. 335]. Чуть раньше, к 8.30, в деревню Тепловка на легковом автомобиле прибыл унтер-офицер разведгруппы 156-го моторизованного полка 16-й моторизованной дивизии, сообщивший, что обнаружил на подходе к Тепловке 4 танка и 2000 советских солдат.

В авангарде наступавшей севернее Гламаздино 143-й стрелковой дивизии, как следует из донесения штаба 13-й армии, двигалась 141-я танковая бригада, однако маловероятно, чтобы в ее составе оставался к тому времени хотя бы один исправный танк (тем более в дальнейшем ни один немецкий документ не упоминает о советских танках в этом районе боевых действий), а потому, вероятно, за танки немцами были приняты бронемашины 141-й ТБр.

В Тепловке с 11 октября на северо-восточной и восточной окраинах находилась на огневых позициях 6-я батарея, а на восточной и южной окраинах располагалась на постое 5-я батарея 146-го артполка 16-й моторизованной дивизии. Западнее Тепловки находился трудовой отряд (R.A.D.) в 350 человек, группа в 50-60 человек которого с вечера 13 октября расположилась на северо-западной окраине Тепловки. Также в 3 км юго-восточнее Тепловки, в деревне Богомолов, располагалось довольно много различных тыловых немецких подразделений – свыше 1000 человек с большим количеством автотранспорта.

Вскоре 2 броневика БА-10 и грузовик с установленными на нем ручными пулеметами и счетверенной зенитно-пулеметной установкой (вероятно, разведка 141-й ТБр) появились перед боевым охранением 6-й батареи (15 человек при 1 легком пулемете), быстро вынудили его отойти в Тепловку и с ходу ворвались в деревню. Здесь грузовик был подбит артиллеристами 6-й батареи (ручной гранатой), однако выскочившие из него пехотинцы заняли оборону по обеим сторонами проходившей через деревню дороги, взяв деревню под обстрел из ручных пулеметов

Тем временем броневики огнем из орудий и пулеметов обстреляли дома и огневые позиции 6-й батареи, вынудив отряд R.A.D. отойти с западной окраины деревни и ранив весь расчет 1 орудия, однако расчет 2-го орудия подбил 1 броневик, а находившийся на южной окраине деревни расчет орудия ПТО пехотной разведгруппы подбил 2-й броневик, после чего бой на время стих.

Подтянув подкрепления (прим. – всего немцы насчитали около 3 рот), советская пехота завязала бой на западной окраине Тепловки, а также начала обходить деревню с востока, своим огнем ранив весь расчет 2-го орудия 6-й батареи 146-го артполка. Под давлением превосходящих сил личный состав 5-й и 6-й батарей, оставив свои орудия (прим. – при этом панорама и боек каждого орудия были вынуты артиллеристами, и тем самым орудия приведены в негодность), с боем отошел в южную часть деревни.

К 10.30 из Богомолова в Тепловку прибыли запрошенные командиром 6-й батареи подкрепления – 2 пехотных взвода от 60-го и 156-го моторизованных полков, несколько станковых пулеметов и орудий ПТО, 1 орудие 3-й батареи 146-го артполка; также на правом фланге, на высоте 230,3, на огневых позициях 5-й батареи встало зенитное орудие полка «Герман Геринг». Совместно с этими 2 взводами артиллеристы 5-й и 6-й батарей контратакой отбили свои орудия, но при этом вышло из строя поддерживавшее контратаку зенитное орудие, а боеприпасы подошли к концу. Из-за недостатка боеприпасов немцы были вынуждены оставить Тепловку, бросив здесь орудия 5-й и 6-й батарей 146-го артполка, и к 14.00 отошли на 1,5 километра к востоку. Около 17.00 подтянувшиеся 2 роты 1-го батальона 156-го моторизованного полка атаковали на Тепловку, с наступлением темноты отбили восточную части деревни, но из-за фланговой контратаки советской пехоты из западной части деревни под угрозой окружения вновь отошли на прежние позиции.

По итогу боев 14 октября Тепловка с находившимися в ней неисправными орудиями 2 немецких батарей оказалась занята 143-й стрелковой дивизией. Однако бой за эту деревню дорого обошелся 141-й танковой бригаде, которая еще до подхода туда пехоты 143-й СД потеряла до 250 человек личного состава [12, с. 327].

Прорыв внешнего кольца окружения

С 4.00 15 октября 1941 г. 6-я стрелковая дивизия возобновила наступление северо-восточнее Злобино, перерезала дорогу Рыльск – Дмитриев, к 12.00 заняла Злобино, но высоту 233,8, что к северо-востоку от Злобино, взять не смогла . Севернее нее части 16-й моторизованной дивизии с утра перешли в контрнаступление, в т.ч. 3-й батальон 156-го моторизованного полка и 165-й мотоциклетный батальон ударили с юга, а 1-й батальон 156-го моторизованного полка с подчиненной ему танковой ротой 9-й танковой дивизии – с севера. К обеду они с боем отбили Тепловку, а вместе с ней и потерянные накануне орудия 2 батарей. В Тепловке немцы насчитали около 400 убитых советских солдат. Понесшие большие потери под Тепловкой остатки 132-й и 143-й стрелковых дивизий и 141-й танковой бригады отошли на юг, в кустарник севернее деревни Подровное, в полосу наступления 6-й стрелковой дивизии.

Передав временно подчиненную ей танковую роту обратно в 9-ю танковую дивизию, весь день 16 октября 16-я моторизованная дивизия провела в обороне. Наступавшая с запада 134-я пехотная дивизия в тот день вышла в Тепловку и Чубаровку, весьма сузив занимаемый 13-й армией «котел». В этой связи штабом 13-й армии было решено «во что бы то ни стало прорвать фронт противника в направлении Семеновский, выс. 227,05, Печище, Скиткино, Ниж. Песочное, использовав успех 6 СД». Весь транспорт на конной тяге был стянут в район Семеновского (ныне не существует, 2,5 км юго-восточнее Злобино), а автотранспорт временно оставлен на восточной опушке леса южнее деревни Красная Полоса (западнее Злобино), в т.ч. оставила здесь свои автомашины и тракторы с артиллерией 141-я танковая бригада.

При выходе на исходные позиции пехота 132-й СД подверглась случайному обстрелу со стороны противника и откатилась на 100-150 метров в глубь леса, из-за чего несколько запоздала с выходом в атаку. Наступление 6-й, 132-й и 143-й стрелковых дивизий началось, по разным данным, в 1.00-2.00 17 октября без артподготовки к северу от Семеновского на стыке между 3-м батальоном 156-го моторизованного полка и 165-м мотоциклетным батальоном 16-й моторизованной дивизии. В ночном бою дивизии прорвали внешнее кольцо окружения и через Сковороднево стали выходить к реке Свапа, на плацдарм кавалерийской группы Кулиева. В 10.00 подошедшая с юга к Семеновскому и Подгорному 45-я пехотная дивизия перешла в наступление в северном направлении против не успевших прорваться на восток остатков 307-й стрелковой дивизии. Под огнем противника и ударами авиации большая часть оставленного автотранспорта 13-й армии была уничтожена, в т.ч. 141-я танковая бригада потеряла 208 из 250 оставшихся автомашин: 132 штуки – от огня противника, еще 76 автомашин она уничтожила сама.

Переправившиеся через Свапу 132-я стрелковая дивизия (около 400 активных штыков) и 141-я танковая бригада (300 человек без матчасти) 18 октября сосредоточились в районе села Беляево. Тогда же штабом бригады были подведены итоги боев в окружении, согласно которым «во время боев при прорыве уничтожено до 300 машин, 8 ст. пулеметов, 60 – 70 орудий, 2 танка, много боеприпасов, горючего, уничтожено до 100 немцев и разгромлен штаб авиачасти». Сама же 141-я танковая бригада с 30 сентября потеряла все свои оставшиеся танки (около 35 штук), все бронемашины (около 14 штук), все тяжелое вооружение, надо полагать, все автомашины, не менее 1000 человек личного состава (судя по ее боевому составу на 10 сентября и учитывая вероятные потери до 30 сентября) и фактически потерпела полный разгром.

Закончив вывод оставшихся на западном берегу Свапы частей, 19 октября 13-я армия начала планомерный отход на новый рубеж обороны. К утру 22 октября 141-я танковая бригада (без матчасти) сосредоточилась в армейском резерве в Рышково (южнее Курска), где она долгое время затем находилась. Всего по состоянию на 27 октября бригада насчитывала лишь 300 человек личного состава, 3 ручных пулемета и ППД . Примерно 30 октября остатки 141-й танковой бригады сосредоточились в городе Щигры, откуда согласно боевому приказу №01 штаба 13-й армии (от 30 октября) примерно 3 ноября перешли в город Елец, где в течение месяца были обращены на доукомплектование 121-й танковой бригады, а сама 141-я танковая бригада была расформирована.

По материалам tankoved34.livejournal.com